МО "ПРИМОРСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН"

Беломороские добровольцы

17.02.2018

Беломороские добровольцы

Созданием и развитием добровольческих формирований на территории Архангельской области занимаются несколько организаций: областное отделение ВДПО, отряды ГПС Вельского, Холмогорского и Приморского районов, а с 2012 года за дело взялся и Россоюзспас. Из 107 подразделений пожарных добровольцев общей численностью более 500 человек 16 ДПК появились благодаря усилиям Российского союза спасателей. Для многих труднодоступных населенных пунктов Беломорья пожарные добровольцы — единственная надежда на спасение от огня.

Своими силами

Добровольная пожарная охрана в Архангельской области развивается: приобретается техника и обмундирование, ремонтируются и строятся пожарные депо. Люди, для кого пожаротушение не основное занятие, а скорее «хобби», стремятся повышать свою квалификацию, участвуют в конкурсах профессионального мастерства.

— В 2012 г. по примеру ВДПО мы начали развивать пожарное добровольчество в нашей организации, — рассказывает начальник местного общественного учреждения пожарной охраны «ДПК Архангельского регионального отделения Россоюзспаса» Виктор Николаевич Елькин.

— У руля этого начинания стоял мой предшественник, человек, фанатично преданный пожарному делу, Александр Карпов. Началось все с создания подразделения в Талагах, поселке под Архангельском. Потом была Лопшеньга — маленькая деревня на берегу Белого моря.

Два подразделения россоюзспасовцы основали на Соловках, одно — в Антониево-Сийском монастыре в Холмогорском районе. В 2015 году к ним добавились Верхняя Золотица, Летняя Золотица, Кузьмино и Лая. Провели обучение добровольцев, закупили необходимое имущество, боевую одежду, снаряжение, научили мужиков работать.

Все поморские деревни атакуются сильными ветрами, что делает любой пожар очень опасным. Летняя Золотица находится на побережье Белого моря, в 200 км к северу от Архангельска. И если зимой с Большой земли туда еще можно проехать на снегоходе, то в остальное время все транспортное сообщение — только по морю и воздуху. В ноябре 2015 года там загорелся деревянный двухэтажный дом. В тушении пожара добровольцам помогали тридцать местных жителей. Лопаты и ведра, усиленные мотопомпами, позволили остановить огонь. Восьмиквартирная двухэтажка получила серьезные повреждения, но добровольцам удалось отстоять соседние дома и хозяйственные постройки. Из горящего здания были эвакуированы четыре человека, в том числе пожилая женщина, проживавшая на втором этаже, — бабушке помогли выбраться через окно по приставной лестнице.

Трехколенка для деревни

— Этот пожар доказал необходимость приобретения в подразделения ДПК трехколенных лестниц, хотя обычно они поставляются только туда, где есть автоцистерны, — рассказывает Елькин. — Опыт показывает: даже если нет автомобилей — трехколенка необходима!

Еще один серьезный пожар произошел в Верхней Золотице 13 апреля 2016 года. Около четырех часов утра огонь вспыхнул в сельскохозяйственном производственном кооперативе рыболовецкого колхоза. Горение началось в центральной части коровника, где находилось 25 голов скота. Несмотря на то что животные были привязаны, людям удалось открыть ворота и вывести семнадцать коров. Продолжать эвакуацию было опасно из-за сильного задымления.

А утром поднялся порывистый ветер, усугубивший положение: изза разлета искр и горящих головней огонь мог перекинуться на стоящую рядом конюшню. Добровольцы использовали весь имеющийся арсенал — три мотопомпы. Еще одну привезли из соседней деревни. Конюшню удалось отстоять, лошади не пострадали.

Но самая большая угроза создалась для стоящей в двухстах метрах деревянной церкви Рождества Богородицы и расположенных рядом с ней жилых домов. Под купол колокольни залетели горящие угли, а потушить такой верховой пожар очень непросто, особенно, когда нет ни то что автолестницы, но и обычной пожарной машины. Но и тут добровольцы оказались на высоте: потушили возгорание, добравшись до очага по приставной лестнице снаружи церкви. Если бы не их самоотверженные действия, сгорела бы вся Верхняя Золотица.

— Потом жители звонили мне и благодарили: спасибо вам, что отстояли деревню! — говорит Виктор Николаевич, считая такую оценку работы со стороны земляков самой высокой наградой.

Добровольцы в подрясниках

На Севере есть немало замечательно сохранившихся культовых строений — предки строили на века. Но огонь не щадит ни каменные палаты, ни, тем более, деревянные церкви. Последней тяжелейшей утратой для Русского Севера стал пожар 5 мая 2013 года на погосте в деревне Гавриловской Каргопольского района, когда от молнии загорелся крест шатровой Покрово-Власиевской церкви, и вскоре пожар распространился на рядом стоящую колокольню XVII века.

Не избежал огня и Антониево-Сийский монастырь, построенный еще во времена Ивана Грозного на берегах реки Сия. Поводом к созданию ДПД в монастыре послужил пожар, произошедший 15 декабря 2010 года. В тот день загорелась котельная, которая снабжала теплом жилой корпус монастырской братии. Насельники монастыря пытались сбить пламя с помощью огнетушителей, а когда решили-таки обратиться к пожарным, было уже слишком поздно. Котельная сгорела дотла.

— В монастыре все люди, от настоятеля до послушников, очень серьезно относятся к пожарному добровольчеству и ко всем мероприятиям обеспечения пожарной безопасности, — говорит Виктор Елькин. — ДПК оснастили необходимым пожарно-техническим вооружением, заказали новую форму, сейчас ожидается поставка автомобилей ЗИЛ-130 и ГАЗ-66.

— Существование пожарной команды положительно влияет на атмосферу монастыря, дисциплинирует трудников, нормализует отношения и способствует укреплению безопасности, — считает настоятель Антониево-Сийского монастыря игумен Варлаам. — В состав ДПК мы отбирали людей ответственных, способных, имеющих определенную физическую и техническую подготовку. Предполагается, что наша дружина будет не только обеспечивать безопасность обители, но и оказывать посильную помощь близлежащим деревням Кулига, Рехачево, Сия. И, конечно, будем участвовать в тушении лесных пожаров, посильную помощь лесникам мы уже неоднократно оказывали. Поддержали идею добровольчества и в Соловецком монастыре. На архипелаге есть скиты, отдаленные территории. На острове Анзерском, в тиши векового леса спрятался Свято-Троицкий скит, старший в котором — отец Георгий.

— Человек он технически грамотный, — отзывается о нем Елькин. — Взять хотя бы такой нюанс: установил пожарную мотопомпу в бане. Почему, спрашиваю. Оказывается, в бане у монахов оборудована купальня, через которую протекает ручей, который не замерзает в течение всего года. Проблема Соловков — частая смена насельников. Не успеешь обучить одних добровольцев, как они уже уезжают. Кто — на подворья Архангельска, Москвы или Петербурга, а кто — еще дальше, в Грецию. Приходится постоянно проводить обучение с новоприбывшими добровольцами. Другой объект Анзера — Голгофо-Распятский скит. Автомобиль пожарный туда не пройдет — храм стоит на вершине горы Голгофа. Там также создали ДПК, в функции которой входит и тушение лесных пожаров.

У самого Белого моря…

Очень хорошая команда подобралась в маленьком старинном поморском селе Лопшеньга. Руководит ею инициативный и болеющий за родное село местный житель Андрей П. Ответственность этого человека хорошо демонстрирует случай, рассказанный нам Виктором Елькиным.

— Я в Лопшеньгу выезжал на практические занятия. И тут ломается пожарная машина — сцепление полетело, а дело уже к вечеру. «Давайте утром занятия проведем», — говорю Андрею П. он отвечает: нет, мол, машину надо делать сейчас! «Я спать не смогу, если единственный пожарный автомобиль в деревне будет стоять неисправным».

Очень сложно создавать ДПК на самой начальной стадии, считает Елькин. Люди смотрят с недоверием на «заезжего варяга». Но когда видят закупленное за счет субсидий имущество — боевую одежду, каски, мотопомпы, рукава, бензопилы, мотобуры, — понимают, что это не пустые обещания, а реальная работа. Приходит понимание: кто же, как не они сами, сможет отстоять их деревню? Поняли это и в Пустоши — поселении из девяти деревень на одном из многочисленных островов дельты Северной Двины. По северным меркам, поселение большое, около 700 жителей. Руководит командой Николай Петров. Пустошинская ДПК — самое боевое подразделение, которое чаще всех выезжает на пожары и загорания.

Взаимовыгодное сотрудничество

В поморских деревнях кто-то увидит безработицу и беспробудное пьянство, а кто-то — хозяйский подход и настоящих мужчин. Среди таких — директор Приморского филиала ОАО «Автодороги» Павел Беляев, принимающий активное участие в жизни добровольцев деревни Кузьмино. Отремонтировать пожарный автомобиль? Выделит деньги. Купить мотопомпу? Не вопрос. И таких, как Беляев, к счастью, немало. И дело не в том, что хозяин не считает деньги, а в том, что Елькин дает результат, и люди ему доверяют.

— Нужно, чтобы местные жители видели твою работу и руководители видели результат, — уверен Виктор Николаевич. — Местные власти идут на уступки, выделяют средства и помещения под пожарные автомобили, когда видят и проделанную работу, и приобретенное имущество.

Есть ли сложности? Конечно. Какая на Севере логистика, сами знаете. Доставку пожарного имущества приходится производить на катерах, квадроциклах, снегоходах и даже на гужевом транспорте. К тому же подразделений теперь много, в каждое надо выезжать и заниматься с людьми на местах. А Елькин, по собственному признанию, погряз в отчетности, документах, бумажной работе, ежемесячных походах в налоговую.

— Нет у меня бухгалтера, не положено. А войско-то уже не маленькое: 80 человек. И ведь есть еще не охваченные добровольчеством территории.

В тех же селах, где ДПК уже созданы, разработан алгоритм действий на случай пожара, проводятся учения. Иногда даже… дистанционно.

— Учения проводятся на соцобъектах: школах, фермах, дизельных электростанциях. Даешь вводную, и слетаются добровольцы на своих снегоходах и квадроциклах, — поясняет Виктор Николаевич. — Или по телефону главе поселения объясняю, что нужно отработать во время занятий, потом запрашиваю фотоматериалы.